Арин О.А. (Алиев РШ.). Арин ОА. (Алиев РШ.)

Двадцать первый век: мир без России.

М.: Альянс, 2001. – 352 c.


ББК 66.4 (2Рос)

          А 81


ISBN 5-699-01580-9



В продаже нет. Если продается, то это контрафакт. Не покупайте, читайте здесь



Электронная версия (исправленная), 2011. – 344 с.


В данной книге впервые в заостренной форме поставлено под сомнение утверждение о статусе России как великой державы. Более того, на обширном материале доказывается, что Россия вообще утратила качества структурообразующего субъекта международных отношений. Автор вскрывает противоречие между реальным потенциалом современной России и внешнеполитическими задачами, формулируемыми официальной Москвой. В книге также подвергнуты критике политики и ученые всех направлений, в особенности исповедующие принцип "еслибизма" в своих исследованиях и прогнозах.


В ней, помимо прочего, изложены сформулированные автором законы "полюса", "центра силы" и "силы", а также введены некоторые новые понятия теории международных отношений (внешнеполитический потенциал государства, закон оптимального соотношения затрат на внутреннюю и внешнюю политику).  Почти по всем поднятым проблемам взгляды автора не совпадают с общепринятыми трактовками и подходами.


Книга рассчитана на преподавателей и студентов международного профиля, а также на всех тех, кто интересуется теориями международных отношений и внешней политикой ведущих держав мира.


Текст книги публикуется в авторской редакции.



Читать книгу полностью




Предисловие

Двадцать первый век: мир без России

Не пугайся, читатель. Я отнюдь не имею в виду, что Россия исчезнет с лица земли. Конечно, это мечта многих врагов России. Но такого не произойдет, по крайней мере в XXI веке. Произойдет другое: Россия перестанет (фактически уже перестала) оказывать влияние на ход мировых событий. На языке геостратегии это означает, что Россия потеряла статус великой державы, перестала быть центром "силы" и мировым полюсом, определяющим структуру международных отношений. Следствием этого является тот факт, что развитие международных отношений, основные мировые тенденции, например пресловутая глобализация, происходят без участия России. С исторической точки зрения в этом нет ничего особенного, поскольку на ход мирового развития, как свидетельствует история человечества, влияет небольшая горстка государств-империй, борющихся за гегемонию в мире. Остальные государства обычно служат объектом их политики. Государства-гегемоны менялись, но неизменным оставалось одно: борьба за силу, а в конечном счете за гегемонию. Именно эти государства формировали региональную или глобальную структуру международных отношений на геостратегическом мировом пространстве, именно они и определяли ход мирового развития.

С момента возникновения российского государства оно только дважды меняло систему и структуру международных отношений. Первый раз это было связано с рождением Советского Союза после октября 1917 г. Мир раскололся на две части — социализм и капитализм, борьба между которыми после второй мировой войны сформировала и геостратегическую биполярность с его двумя центрами силы, возглавляемыми США и СССР. Поражение Советского Союза в этой борьбе привело к кончине советской сверхдержавы и, как следствие, к развалу биполярной системы при утверждении моноцентризма, т.е. господству "золотого миллиарда" во главе с США. Возникшая на месте СССР Российская Федерация очень быстро деградировала до маргинального состояния, в каком она и пребывала до 1917 г. Ныне, занимая место во втором десятке по валовому национальному продукту в мире, влияние России ограничено собственной территорией, которую она еле удерживает от дальнейшего распада.

Таким образом, рождение и смерть советской империи дважды в XX веке сотрясали мир.

Казалось бы, все это очевидные факты, которым я постоянно нахожу подтверждение, находясь в Северной Америке, в Западной Европе и в Восточной Азии. Где бы я ни был, о России почти ни слуху ни духу. Так, иногда двухсекундная информация о Чечне.

И тем не менее в наибольшей степени деградацию России я ощущаю и зрю именно в России. Страна гибнет на глазах. Надо быть абсолютно слепым, чтобы не замечать массовое обнищание большей части населения, гибель жилья, деревень, поселков и городков, неспособность власти справиться со стихийными бедствиями, с катастрофической преступностью, наркоманией и прочими социальными и физическими болезнями. Сознание большинства зациклено на одном: как выжить? В провинциях деградация массового сознания достигла стадии раннего феодализма. Средний уровень доходов упал до стандартов бедных стран Африки. И так далее, и тому подобное.

И на фоне всех этих внутренних трагедий дико слышать, когда российский президент, политические лидеры всех оттенков, а также ученые различных идеологических направлений часто говорят и пишут о том, что Россия — великая держава и ее роль имеет глобальные измерения.

В этой связи я сразу же вспоминаю изречение знаменитого военного мыслителя Китая Сунь Цзу из его "Искусства войны", которое гласит: "Когда ты знаешь себя и других, ты в безопасности; когда ты знаешь себя, но не знаешь других, у тебя есть полшанса на выигрыш, но, когда ты не знаешь ни себя, ни других, ты в опасности при каждой баталии".

У меня глубокое убеждение, что если не все, то большинство, говорящих о России как великой державе, относятся к третьей категории людей, т.е. той, которая не знает ни России, ни окружающего мира. Достаточно спросить любого из этих говорунов, какой должна быть критическая масса веса государства, чтобы иметь статус великой державы? Какой объем финансовых ресурсов необходимо тратить, чтобы "величие" страны ощущалось во всем мире? Какая разница между местом и ролью государства в мире, и в каком соотношении эти категории находятся с экономическим потенциалом страны и правительственным бюджетом? Спросите у любого политика, сколько выделяется средств на внешнюю политику в России и сколько, например, в США? Вряд ли великодержавники даже задумывались над этими вопросами. И мне приходилось в этом убеждаться постоянно на всяческих конференциях, из разговоров, а также, естественно, из чтения множества работ российских авторов.

Очень хотелось бы поверить, что Россия — великая держава. Однако факты не подтверждают подобные громогласия. Я вынужден был обратиться к аргументам экономического, политического, военно-стратегического характера, чтобы доказать обратное, а именно: с момента начала капиталистических реформ Россия потеряла статус не только сверхдержавы, но и великой державы, превратившись в региональную страну, влияние которой в мире уступает не только известной "семерке" из "золотого миллиарда", но и ряду других стран с валовым внутренним продуктом, превышающим 500 млрд долл.

Итак, цель данной работы — показать реальное место и роль России в мире в первой половине XXI века. Для полноты картины мне пришлось использовать разные методики и подходы. Один из них — это взгляд на Россию со стороны. То есть выявить место и роль России в стратегических доктринах и концепциях наиболее активных субъектов мировой политики. В качестве таковых для данной книги я выбрал США. (Япония и КНР представлены в другой книге под названием "Стратегические контуры Восточной Азии. Россия: ни шагу вперед".)  Западную Европу я "проигнорировал", не потому что она мало значит в мировой политике, а потому что по стратегическим направлениям в отношении России она близка к США, и, кроме того, даже анализ российской политики четырех основных держав (ФРГ, Франция, Великобритания и Италия) слишком увеличил бы объем данной работы.

 Другой подход — это взгляд на Россию из самой России, т.е. через официальные доктрины и концепции нынешнего руководства страны, а также через работы российских ученых буржуазного направления. Я сознательно почти не прибегал к политической литературе левого или "патриотического" направления, поскольку рассматриваю их влияние на внешнюю политику, близкую к нулю.

Политологический подход мне пришлось дополнять п#1087;одходами из теории международных отношений, в которую были введены сформулированные мной три закона (закон экономической массы, или "полюса", закон "центра силы" и закон "силы"), а также закон оптимальных затрат на внешнюю политику. Теоретические разделы — самая трудная часть данной работы для чтения, но без их усвоения или хотя бы ознакомления трудно рассчитывать на понимание развития международных отношений и всего, что с ним связано.

Книга разбита на три части. И хотя каждую из них можно рассматривать как определенную целостность, они связаны между собой одним стержнем: что есть и будет Россия.

Естественно, для такой большой книги мне пришлось перелопатить большое количество литературы и статистического материала. Точно я не считал, но подавляющая ее часть "выужена" мной из Интернета. В этой связи хочу предупредить читателя, который не знаком с системой Интернета, об одной вещи. В некоторых моих сносках не указаны страницы. Это значит, что они были представлены в формате HTML. Страницы же проставлены в тех случаях, когда материал опубликован в формате PDF. Сейчас еще окончательно не утвердились правила оформления сносок из Интернета с указанием интернетовского адреса (сайта). В этой связи я поступал так: там, где очевиден адресат (например, сайты международных организаций, МИДа Японии, ЦРУ, СНБ, Пентагона или госдепа США), я не указывал адрес; там, где он не очевиден, адрес указывался.

О языке работы. Меня довольно часто обвиняют в том, что о серьезных вещах я пишу "не научным" языком, под которым, видимо, понимается академический стиль российских ученых. Кроме того, я, дескать, слишком много "якаю" и постоянно всех хулю. Пользуясь случаем, отвечаю всем. Во-первых, хулю я не всех, а только тех, которые "научным" языком пишут тексты, не имеющие никакого отношения к науке. Во-вторых, я "якаю" потому, что работу пишу именно я, а не какие-то "мы". "Мы" — это уход от ответственности за написанное. В-третьих, академический стиль — это форма проявления безличности, выработанная за годы советской власти, особенно в период застойного социализма. И хотя к советской власти я отношусь значительно лучше, чем к нынешней, желания сохранять эту форму у меня нет, тем более что я убежден: о серьезных вещах надо писать весело.

В  работе много иностранных фамилий. Там, где транскрипция не однозначна, привожу эти фамилии в скобках на языке оригинала. Я также в своих текстах кавычу слово "АТР" ("Азиатско-Тихоокеанский регион"), хотя по правилам русского языка аббревиатуры не кавычат. Я это делаю сознательно, т.к. считаю, что никакого "АТР" не существует. Но в текстах других авторов или документах (при цитировании) я вынужден сохранять правописание оригинала. В этой же связи. Я сохраняю арабское написание цифр в сочетание со словом век (19 век, 20 век, 21 век) при цитировании западных авторов (у них так принято). В своем же тексте я перехожу на римское написание, как принято в России.

Хочу также отметить, что кое-какие параграфы и главки данной книги были опубликованы в некоторых газетах, журналах и сборниках, а также на моем сайте в Интернете. За них меня никто не критиковал, а, наоборот, многие только соглашались. Однако выход работы в полном объеме и с таким названием неизбежно должен встретить возмущение, особенно со стороны российских еслибистов, и наверняка обвинения в антироссийстве. Меня это не смущает, поскольку я считаю: то, что делают политики и подпевающие им "ученые", наносит больше вреда России, чем правда о ней. Тем не менее, если они найдут и выскажут рациональные контраргументы в печати, то я всегда готов на них среагировать и был бы благодарен всем, кто послал бы мне сообщение на мой сайт о прочитанной в любой прессе критике или рассуждениях на мою книгу.

Как и предыдущие свои работы, эту книгу я предварительно нигде не обсуждал, в ее написании никто мне не помогал, кроме, естественно, моей жены Валентины. Как всегда, она считывала и редактировала чуждые ей тексты, а я, как всегда, проверял на ней степень доступности для понимания материала, особенно теоретических частей. И если содержание книги было понятно для пианистки и художника (профессии моей жены), то я рассчитываю на то, что для тех, кто значительно ближе по своим интересам к сфере внешней политики и международным отношениям, эта книга не покажется слишком трудной.

 И последнее: о благодарностях. Поскольку при написании данной работы, так же как и предыдущих книг, мне никто не помогал, кроме жены, то благодарить-то мне в общем-то особенно некого, кроме жены и дочери, которые являются моими помощниками и вдохновителями в делах и жизни. Мне есть кого поблагодарить и за практическое появление этого труда, точнее, за финансирование издания данной книги. Это — мой сын Герман, который хотя и находится со мной по разные стороны идеологических баррикад, находит мужество преодолеть идеологические разногласия и профинансировать враждебную для его класса книгу, не исключаю, под воздействием своей мамы, т.е. моей жены. За такую жертвенность (а это стоит ему все-таки не выпитых пяти-шести бутылок французского шампанского) я и выражаю ему свою авторскую признательность и на#1072;деюсь на аналогичное конструктивное сотрудничество в будущем. Спасибо им всем.

 

Май 2001 г.