Арин О.А. Россия на обочине мира: публицистика.

– М.: Линор, 1999. – 292 с.


УДК 339.9

ББК 66.4

А 81

          


ISBN 5-900889-70-X



В продаже нет. Если продается, то это контрафакт. Не покупайте, читайте здесь



Электронная версия. 2016. – 285 с.



В книге исследуются две обширные темы: место и роль России в стратегиях США, КНР и Японии и внешнеполитический курс России на мировой арене. Автор вскрывает противоречие между реальным потенциалом современной России и внешнеполитическими задачами, формулируемыми официальной Москвой. В книге также подвергнуты критике политики и ученые, исповедующие принцип "еслибизма" в своих исследованиях и прогнозах. Книга рассчитана на преподавателей и студентов международного профиля, а также на всех, интересующихся внешней политикой ведущих держав мира.




Читать книгу полностью






Предисловие

Россия на обочине мира

В свое время меня возмущали книги о Советском Союзе и России, написанные американскими советологами и русологами, их зашоренность, узость понимания, или, скорее, просто непонимание явлений, которые они исследовали. Как говорится, не рядом. Несколько профессиональнее, но с той же идеологической ангажированностью подавался Запад и Восток нашими как советскими, так и нынешними российскими учеными.

Ныне же меня потрясают работы о России и ее месте в мире, выходящие из - под пера…российских же ученых.

Одно дело, когда о России как Великой державе или о многополярном мире вещают государственные мужи.  Им этот бред положено нести по статусу. Дескать, да, мы, россияне, хотя и обнищали за последние лет десять, но все равно Россия остается Великой державой. Свою "великость" мы с блеском продемонстрировали в Югославии и демонстрируем в Чечне. Одна бригада исхитрилась надуть натовцев, раньше всех прибыв в Косово. Вот это подвиг! Да и награда "победителю" за хитрость и смекалку достойная - звание генерал-полковника. - Подвиг, равный победе в Сталинградской битве или на Курской дуге. Только потом солдаты воду взаймы брали, да еды еле дождались. Вот такая великая политика Великой державы.

Но ведь о Великой России твердят и "ученые", каковыми считает себя каждый кандидат или доктор, не говоря уже о членкорах и академиках. Говорят и пишут о вхождении в какую-то мировую цивилизацию, об интеграции в несуществующий Азиатско-Тихоокеанский регион, о каком-то "мосте" между Европой и Азией, о мессианской роли России в мире.

На чем основаны подобные суждения и прогнозы? Я долго не мог понять, пока однажды один известный экономист не сказал: все наши планы и действия основаны на вере. По первому разу показалось, что это не серьезно. Ученые все-таки. Потом подумалось: наверное, этот экономист все-таки прав. Российская наука, по крайней мере, ее общественно-политические и международные области, слились с "верой", превратившись в теологию, т.е. в религиозное учение о настоящем и будущем России. Строится она уже не на основе реальностей, а на основе мистических вероятностных возможностей. То, что моя жена метко охарактеризовала емким словом - еслибизм. Если произойдет то-то и то-то, то мы станем тем-то и тем-то. Например, если правительство найдет деньги для инвестирования в Российский Дальний Восток, то этот регион превратится в Калифорнию, и мы, наконец, войдем в "интеграционное" пространство АТР. И т.д. и т.п.  Именно в таком ключе  пишется подавляющая часть книг о России.

Еслибизм  - это чисто русское явление, и охватывает оно не только общественные науки, но и политику, и экономику. Это наукообразная форма ухода от действительности, поскольку действительность ужасна. Это - страх перед реальностью, в которой существует нынешняя Россия, униженная, больная, голодная. Отсюда и уход в мистику, в "если", в боженьку, в иллюзии, в мифы. Отсюда же популярность жрецов, гадалок, астрологов, мистиков, шарлатанов, в том числе и шарлатанов от науки.

Можно ли строить политику на самообмане, на мистических представлениях о себе и мире? Как можно говорить, что мы - Великая держава, когда большая часть человечества даже не догадывается о существовании такой страны как Россия. Достаточно понаблюдать за телевизионными передачами Северной Америки и Западной Европы. За месяц, может быть, один или два раза проскользнет секундная информация о России. Ясно, что речь идет о массовом сознании. В то же время в массовом сознании почти любой страны мира зафиксированы такие державы, как США, Китай или Япония. Во всех странах мира продаются товары, произведенные в названных государствах. Но я еще не встретил ни в одной стране мира товары, на этикетке которых было бы написано: сделано в России.

Мистика хороша для того, чтобы на ней делать деньги. Мистика в политике - преступление. Мистика в науке - шарлатанство. Свою задачу я вижу как раз в том, чтобы снять этот мистически-еслибистский покров хотя бы с наших представлений о себе и мире. Обнажить реальность с тем, чтобы найти адекватные меры для преодоления этой самой реальности.

В этой связи меня часто обвиняют в том, что я "черню" российскую действительность, не верю в Россию и российский народ. Но я действительно не верю в Россию капиталистическую, сконструированную по западным образцам. Не верю я и в Россию мракобесно феодальную: с царями и дворянами, господами и рабами. И не поверю в Российский народ, если он не воспротивится капитализму или феодализму. Просто не в кого будет верить, поскольку эти системы уничтожат этот самый народ вместе с Российским государством, как это чуть было не произошло в начале XX века.

Но я знаю, что так не будет. В России во все времена находились личности, осознававшие опасности для страны и его населения. Благодаря их усилиям, их героизму, Россия выходила из самых трудных ситуаций. Так было в период освобождения от татаро-монгольского ига в XIV-XV веках, так было в начале XVII века, так было в 17 году XX века. Так будет и в начале XXI века.  Это неизбежно, и на эту тему я поговорю в другом месте.

 

А теперь о самой монографии.  Точнее, это - сборник моих работ, написанных в основном в 1998 г. и первой половины 1999 г. Обстоятельства складывались таким образом, что у меня не было возможности сконцентрироваться в это время на одной теме; приходилось писать по различным проблемам внутренней и внешней политики США, КНР, Японии и, конечно, России. Попытки втиснуть все написанное в один сборник не увенчались успехом из-за слишком разнообразной тематики. Пришлось разбить их на три части. В результате получилась одна небольшая книжка  -  "Царская Россия: мифы и реальность (конец XIX - начало XX века)", данная книга (одна ее часть в неполном виде уже опубликована в издательстве МГИМО), и, наконец, еще одну - про Россию - надеюсь завершить к концу года, где подробно обосную несовместимость России с Капитализмом. Это невозможный брак. Или Россия, или капитализм - вот такой вывод у меня получается. Я бы, может быть, тоже поверил в иллюзии лучшего будущего и не чернил бы реальность, если бы цифры, собранные мной за многие-многие годы, не привели меня к такому выводу. Цифры не имеют цвета, черни их, не черни. Выводы получаются красочные.

Как я уже сказал, настоящая работа не является монографией, а представляет собой сборник, состоящий из целостных глав,   некоторые из которых были опубликованы в газетах и журналах.  Поскольку они не избежали "ножниц", я решил их восстановить в полном объеме. В то же время все части и главы связаны единой темой - место и роль современной России в мире, в том числе и через анализ внешней политики США, Китая и Японии.

Сразу же хочу предупредить о языке сборника. Поскольку книга представляет собой сборник из газетных, журнальных статей и научных материалов, соответственно и язык в ней варьируется от полемическо-журналистского до, так называемого, "научно-академического" стиля.  Честно говоря, я не люблю этот "академический" стиль, который как бы "наукообразит" (или безобразит?) текст. На этом языке написано столько галиматьи, не имеющей отношения к науке, что хочется вообще забыть о нем. И все же в некоторых случаях, когда, например, мне приходилось формулировать понятия и категории, без этого формального языка не обойтись.

И еще о языке.  Обычно я не употребляю иноязычных слов, особенно заимствованных из американской политологии. Слов типа "идентичность", "паттерн", "дискурс"  и прочие аналогичные словеса, которыми пестрят работы очень ученых "ученых". Однако я делаю исключение слову "актор" (а не актёр), поскольку оно укоренилось в теории внешней политики и международных отношений, чтобы отделить от слова "субъект". В одной из своих работ я уже объяснял разницу, но хочу повторить еще раз. На субъект международных отношений, которым может быть или государство, или любой его орган, распространяется действие международного права, на актор - не обязательно, т. к. актором может быть любое действующее лицо в системе международных отношений, как государство, так и, к примеру, монополии, движения, организации и даже политико-идеологическое течение.

 

Что касается благодарностей в адрес тех, кто помогал в написании данной книги. Я следую своему правилу: ни с кем не обсуждать и не спорить по теме работ до их публикации. Если кто-то с чем-то не согласен, пусть свое несогласие  выразит письменно в  печати. Тогда я непременно отвечу, причем тоже письменно. Одну из таких "переписок" я предоставляю читателю в этой книге.

 

К системе редакторства у меня двойственное отношение. Если редактор профессионал, то он из плохого текста сделает хороший, но в результате мы получаем ложное представление об авторе. Если же редактор никудышный, то, наоборот, усушив хороший текст, он искажает и образ автора. Опять плохо. То есть в любом случае редактура - это грим, скрывающий реальный образ личности. Я предпочитаю быть в миру в натуре.

Все сказанное не означает, что мне некого благодарить. Это, в первую очередь, естественно, моя жена, Валентина, которая во всех моих работах играет колоссальную роль. Во-первых, она вынуждена считывать чуждые ей тексты. Во-вторых, на ней я проверяю доступность текстов для понимания рядовыми читателями, т.е. не специалистами по внешней политике и международным отношениям. Так что, если кто-то обнаружит орфографические или синтаксические ошибки, или что-то там не поймет, претензии не ко мне, а к моей жене. Наконец, в-третьих, и это самое важное, Валентина не требует от меня больших заработков, добывание которых отвлекало бы меня от моих исследований. За все это ей огромное спасибо.

Хочу поблагодарить и своего сына, Германа, за то, что он подкинул денег на публикацию данной работы. С его стороны - это большой подвиг, поскольку мы с ним находимся по разную сторону идеологических баррикад: он  не разделяет моих левых взглядов в принципе. Я его буржуазных взглядов тоже не разделяю, но деньги беру, учитывая то, что буржуазия исторически обязана вскармливать своего могильщика. За эту их историческую миссию мы обязаны буржуев, если не любить, то хотя бы уважать.

 

Кажется, пока все.

 

Июль 1999 г.